Аналитика

Аналитическое исследование ЦППИ "Железная дорога Китай – Кыргызстан – Узбекистан. Рациональный подход и избавление от иллюзий – залог успешности проекта"

Аналитическое исследование ЦППИ "Железная дорога Китай – Кыргызстан – Узбекистан. Рациональный подход и избавление от иллюзий – залог успешности проекта"

Введение

2003 год, гендиректор госдирекции по строительству магистральных железных дорог при министерстве транспорта и коммуникаций КР Эркинбек Масадыков: «Проект будет рассмотрен правительствами трех государств и утвержден, после чего он станет важным политическим документом, фундаментом для подписания трехстороннего соглашения о строительстве дороги. Тогда и будет объявлено миру, что Китай, Кыргызстан, Узбекистан начинают строить дорогу. Мы планируем закончить эту подготовительную работу, включая рассмотрение в правительстве и парламенте, до конца 2003 года. После подписания соглашения делается полное ТЭО, в деталях, и вот тогда начнется непосредственно само строительство».

2011 год, и.о. министра транспорта и коммуникаций Эркин Исаков: «Железная дорога Китай — Кыргызстан — Узбекистан будет построена к 2018 году, если работы начнутся в 2012 году. Последние переговоры по данному вопросу состоялись в конце мая текущего года, экспертами был осуществлен совместный осмотр предполагаемых мест строительства перегрузочной станции на территории Кыргызстана. В ближайшее время ожидается проведение очередного заседания экспертной группы, где, возможно, будет принято окончательное решение по данному вопросу».

В данном исследовании в основном рассматривается экономическая целесообразность строительства железной дороги Китай – Кыргызстан – Узбекистан (ККУЖД). Вопросы геополитики, безопасности и другие аспекты не рассматриваются подробно и не являются предметом основного обсуждения. Ключевые проблемы, которые затрагиваются исследованием, включают в себя окупаемость проекта, возможные источники финансирования, риски и влияние проекта на социально-экономическое развитие Кыргызстана.
- - -
На недавно завершившемся в Бишкеке саммите ШОС президент Сооронбай Жээнбеков в очередной раз озвучил необходимость скорейшей реализации проекта по строительству железной дороги «Китай – Кыргызстан – Узбекистан» (ККУЖД). Казалось бы, есть повод для оптимизма, если не вспоминать.

Многострадальному проекту исполнилось уже 23 года, он пережил трех президентов Кыргызстана, не говоря о почти трех десятках сменившихся за это время премьер-министрах.
И каждый раз на самом высоком уровне мы слышали заверения о высочайшей приоритетности данного проекта для Кыргызстана и необходимости его реализации.

Для сравнения, например, за это время Узбекистан построил железную дорогу Ангрен - Пап с крупнейшим в Азии железнодорожным туннелем длиной более 18 км, тем самым соединив железные дороги Ферганской долины с остальной частью Узбекистана. Казахстан успел кардинально перестроить всю свою железнодорожную инфраструктуру, построив около 2 500 километров новых железных дорог и став одним из важнейших транзитных сухопутных коридоров на евразийском континенте.

Мы же до сих пор не можем даже приступить к строительству примерно в 10 раз меньшего участка. Вообще за все годы независимости Кыргызстан не построил даже 1 метра новых железных дорог, по-прежнему продолжая использовать примерно 400 км путей, построенных в прошлом веке в составе СССР, и оставаясь тупиковой веткой для железнодорожных сетей соседних государств.

Мало того, что за эти десятилетия не начат процесс реализации проекта, не достигнуто даже ни одной договоренности хотя бы в виде ничего не обязывающих меморандумов. До сих пор точно не определен ни один из основных параметров дороги, таких как маршрут, ширина колеи и источники финансирования. Будет небольшим преувеличением сказать, что по состоянию на 2019 год мы находимся примерно в том же самом положении, как в середине 1990-х годов, когда проект только начинал обсуждаться.

Что нужно сделать для того, чтобы обсуждение и благие намерения не затянулись еще на десятилетия?

Ключевым фактором является реальное осознание нашим обществом и политиками того факта, что железная дорога по территории нашей страны нужна в первую очередь Кыргызстану, а не кому-то еще.
Никто не будет ходить и уговаривать нас реализовать этот проект.

В силу размеров территории и географического положения мы не являемся страной, которую невозможно обойти при организации железнодорожных перевозок из Китая в другие страны ЦА, Кавказа, Ближнего Востока и Европы. Наш транзитный потенциал хотя, несомненно, и существует, но вовсе не является таким уж значительным, как представляется многим отечественным политикам и экспертам.

Поэтому именно наша сторона должна наиболее активно продвигать эту инициативу через различные форматы, пока соседние страны еще имеют к ней хоть какой-то интерес. Десятки лет бесплодных ожиданий лучше всего доказали, что все наши надежды на то, что нам удастся выторговать себе наилучшие условия и решить наши внутренние транспортные, логистические, политические и другие проблемы за чей-то счет, так и останутся пустыми надеждами.

А тем временем транспортные пути и потоки товаров так и будут обходить нашу страну стороной. Сценарий, когда Кыргызстан из-за непомерных амбиций может остаться в изоляции от железнодорожных трансконтинентальных магистралей, становится все реальнее.

Мы также должны понять, что проект ККУЖД не может выполнять одновременно разные по смыслу цели и задачи. Строительство участка транзитной железной дороги через территорию страны и соединение ее северной и южной частей железнодорожным сообщением являются двумя различными по своим целям и назначению проектами, а попытки увязать их вместе в одну инициативу не могут привести ни к чему иному, как к ее провалу. Что мы имеем возможность наблюдать уже много лет.

Важнейшим является вопрос финансирования. У Кыргызстана на сегодня нет и в ближайшей перспективе не будет средств для того, чтобы своими силами осуществить строительство участка железной дороги по своей территории. Это объективная реальность. Даже самые оптимистичные расчеты показывают, что стоимость подобного строительства превзойдет текущий размер нашего внешнего долга, составившего к маю 2019 года 3,8 млрд долларов США. Значит реализация проекта возможна только с привлечением ресурсов партнеров по этому проекту. Исходя из этого должна выстраиваться наша стратегия переговоров.

Ключевым подходом при этом должна стать прагматичность и ответственность.
Реализация проекта подобных масштабов с участием зарубежных государств должна проходить с самым широким информированием общественности, максимально прозрачно для того, чтобы в будущем избежать политизации вопроса. Строительство железной дороги КНР – КР – РУ станет самым крупным проектом в истории независимого Кыргызстана, по своим масштабам намного превосходящим любые другие крупные стройки.

Проект ККУЖД несет в себе не только потенциальные экономические выгоды, но и опосредованно может дать толчок к развитию нацстроительства, формированию нового образа мышления и психологии созидания для всего народа Кыргызстана. При рациональном и грамотном подходе этот проект будет способствовать объединению нации, показав, что в стране возможно быстрое и существенное развитие экономики, что у нас есть перспективы и потенциал стать настоящим равноправным партнером в глобальных проектах.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Про проект ЖД Китай – Кыргызстан – Узбекистан написаны сотни различных материалов. Детально расписывать предысторию нет смысла. Если вкратце, то впервые эта инициатива стала обсуждаться в середине 90-х годов, когда Китай начал строительство железнодорожной магистрали в СУАР и предложил странам Центральной Азии присоединиться к этому проекту. В целом маршрут данного проекта предполагал строительство новой железнодорожной линии от Кашгара в китайской провинции Синьцзян до города Андижана в Узбекистане через территорию Кыргызстана. Далее дорога должна была через Туркменистан и государства Кавказа выйти на Турцию, Европу, Иран и страны Ближнего Востока.
В 1997 году был подписан протокол о создании трехсторонней рабочей комиссии между Китаем, Кыргызстаном и Узбекистаном.
В 2002 году было представлено первое ТЭО проекта, по которому железнодорожный путь должен быть проложен через Торугарт, пастбище Арпа, далее через Узгенский и Кара-Суйский районы в Узбекистан.

На сегодня данный маршрут является основным при обсуждениях проекта, хотя также предлагались и другие варианты маршрутов через территорию Кыргызстана, например, не через Торугарт, а Иркештам. Согласно предварительным параметрам проекта, сокращение пути из Китая в государства Южной Европы составит порядка 900 км, а сроки доставки товаров уменьшатся на 7-8 суток.

С того времени какого-то значимого прогресса в продвижении проекта не происходило. Отдельные попытки активизировать процесс переговоров сменялись годами затишья.
Наиболее существенным событием, произошедшим с тех пор, стало появление в 2013 году китайской инициативы «Один пояс и один путь» (Экономический пояс Шелкового Пути). Данная инициатива является сочетанием инфраструктурных проектов, направленных на расширение транспортного сообщения между Китаем и Европой, неотъемлемой частью которой является строительство и модернизация Евразийской железнодорожной инфраструктуры. Железная дорога Китай – Кыргызстан – Узбекистан по-прежнему должна стать одним из звеньев центральной части маршрута, соединяющего Китай с Ираном, Турцией, Европой.

Проект строительства ККУЖД также был включен в стратегию Центральноазиатского регионального экономического сотрудничества - ЦАРЭС-2020, в рамках коридора-2 (Средиземноморье - Восточная Азия) соединяющего Кавказ и Средиземноморье с Восточной Азией . Однако, согласно этой стратегии, проект был признан требующим согласования, определения финансовой и экономической целесообразности, и поэтому реализуемым только в долгосрочной перспективе.
В последние годы, после смены руководства в Узбекистане, произошло очередное оживление обсуждения проекта ККУЖД. В рамках трехсторонней рабочей группы с участием представителей Узбекистана, Кыргызстана и Китая прошел ряд встреч по обсуждению возможного маршрута, технических и финансовых условий проекта. Озвучивалось, что окончательно данные вопросы будут согласованы к апрелю 2018 года, однако даже спустя больше года никакого видимого прогресса по железной дороге не произошло.

В ходе государственного визита председателя КНР Си Цзиньпина в Кыргызстан в июне 2019 года были подписаны 19 различных документов по самым различным сторонам социально-экономического сотрудничества двух стран, но ничего по проекту железной дороги, кроме дежурных заверений о высокой важности и приоритетности данного вопроса.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ СТРОИТЕЛЬСТВА ККУЖД

Транзитный потенциал

Рынок железнодорожных перевозок из Китая в направлении Европы за последние годы является самым динамичным и продолжающим стремительно развиваться среди остальных железнодорожных сетей мира. Так, по данным Китайской железнодорожной корпорации, в период с 2011 по 2018 год годовое число отправленных поездов выросло с 17 до 6363 составов, или в 374 раза . В структуре перевозимых грузов основное место занимает номенклатура одежды, обуви, головных уборов, автозапчастей, сельхозпродукции, пищевых продуктов, напитков, древесины, мебели, продукции химической промышленности, машиностроительного оборудования и мелких промышленных товаров.
Согласно докладу Евразийского банка развития (ЕАБР) транзитный контейнерный грузопоток из Китая в Евросоюз за 2010−2017 годы вырос с 5,6 тыс. TEU (эквивалент 20-футового контейнера) до 262 тыс. TEU. По мнению аналитиков ЕАБР, согласно благоприятному сценарию, в долгосрочной перспективе совокупный грузопоток по оси Китай — ЕАЭС — ЕС может вырасти до 2 млн ТEU в год.

Ключевым условием для дальнейшего роста, по мнению экспертов, будут инвестиции в расшивку «узких» мест транспортной и логистической инфраструктуры (строительство дополнительных железнодорожных путей, электрификация участков железной дороги). В настоящее время одним из самых острых барьеров, препятствующих росту контейнеропотока по оси КНР — ЕАЭС — ЕС, согласно докладу, являются недостаточные мощности польских железных дорог и пунктов пропуска на белорусско-польской границе.

С чем может быть связан такой взрывной и продолжительный рост перевозок железнодорожным транспортом между Китаем и Европой?

Этому способствуют несколько причин. Во-первых, железнодорожные перевозки обладают рядом неценовых преимуществ для грузоотправителей по сравнению с более дешевыми морскими: короткие сроки, регулярность и адресность доставки. 99,7% контейнерных поездов на маршрутах между Китаем и Европой следуют точно по расписанию, а сроки доставки примерно в три раза быстрее по сравнению с морским транспортом.

Во-вторых, рост объемов контейнерных грузов на маршрутах КНР - ЕС во многом обусловлен субсидированием Китая экспортных железнодорожных перевозок, которое осуществляется с целью развития своих внутренних районов, их промышленного и экспортного потенциала, а также диверсификацией экспортных путей. В среднем размер субсидий составляет $3500-4000 на один контейнер, что снижает экономически обоснованный тариф на контейнерную перевозку с $9000-10000 до $5000-5500.

Фактическое «обнуление» тарифа на провоз контейнера по территории КНР способствовало оперативному переключению грузопотоков китайских экспортеров с морских маршрутов на железнодорожный транспорт. Средний размер субсидий на один контейнер составляет всего 0,3-0,4% от стоимости перевозимого в нем груза. Получаются не очень высокие затраты в сравнении со стоимостью вывозимых грузов и экспортной выручкой.

При этом сегодня доля железных дорог в доставке грузов из Китая в ЕС составляет пока еще всего около 1,5%, уступая даже перевозкам автомобильным и авиатранспортом. Более 90% перевозок по-прежнему осуществляются морскими путями.
Основной поток железнодорожных грузов из Китая в европейском направлении идет в настоящее время по территории Казахстана через железнодорожные пограничные переходы Достык – Алашанькоу и Алтынколь – Хоргос и далее через Россию и Белоруссию.

По итогам 9 месяцев 2018 года через территорию Казахстана проследовало 3 163 контейнерных поезда. Увеличение в направлении КНР – Европа составило 1,4 раза, в обратном – в 1,8 раза. При этом мощности казахстанских железных дорог еще не загружены полностью. Так, к 2020 году АО «КТЖ-Грузовые перевозки» планирует увеличить объем транзитных контейнерных перевозок через Казахстан до 2 млн. контейнеров, или почти в 10 раз .

Однако, если посмотреть на карту существующих железнодорожных путей, можно увидеть, что при строительстве участка от Кашгара до Андижана, через Кыргызстан, появится третий маршрут для доставки грузов по железной дороге из Китая в Европу, а также потенциально в Иран и страны Ближнего Востока. Кроме того, благодаря данному маршруту государства Центральной Азии получат дополнительное прямое железнодорожное сообщение с центральными районами Китая.

Согласно технико-экономическому обоснованию, объем перевозимых грузов по этой ветке может составить до 15 миллионов тонн в год, с ежегодными доходами для Кыргызстана в размере около 200 миллионов долларов США.
Влияние ККУЖД на социально-экономическое развитие Кыргызстана

Недостаток транспортной инфраструктуры является одним из основных ограничений для социально-экономического развития Кыргызстана и в первую очередь для развития промышленности.

В Индексе эффективности логистики Всемирного банка за 2018 год Кыргызстан занимает 108 место в мире среди 160 стран.
Существующая железнодорожная сеть, построенная во времена СССР, тяготеет к Казахстану и России, а доступ к прочим рынки остается во-многом закрытым. Улучшение транспортного сообщения с другими странами может в значительной мере оживить нашу экономику, в особенности отдаленных регионов, через которые будет пролегать маршрут ККУЖД.

Согласно экономической модели Института развивающихся экономик Японии, от строительства данной железной дороги наибольшую выгоду получат Нарынская, Ошская и Джалал-Абадская области.
Железная дорога Китай – Кыргызстан – Узбекистан также создаст условия для экономически выгодной разработки полезных ископаемых, залегаемых вдоль ее маршрута.

В первую очередь это месторождение железа Жетим-Тоо, месторождение алюминиевой руды Сандык, ряд других месторождений золота, угля и редкоземельных металлов. В настоящее время разработка этих месторождений нерентабельна из-за отсутствия железнодорожного сообщения. Постройка железной дороги позволит разрабатывать данные месторождения как совместно с иностранными инвесторами, так и своими силами.

Предполагается, что при строительстве железной дороги будет создано около 20 000 рабочих мест, а затем в ходе ее эксплуатации будет трудоустроено около 2,7 тысячи человек. Реализация проекта таких масштабов обязательно окажет окажет мультипликативное воздействие на развитие других секторов экономики страны.

С учетом предлагаемых вариантов маршрута перевозка внутренних грузов между регионами Кыргызстана по ККУЖД будет осуществляться лишь в небольших масштабах, потому что дорога пройдет в основном по малонаселенной местности и не будет соединять основные экономические центры страны.

Однако строительство этой дороги позволит радикальным образом увеличить транзитный потенциал Кыргызстана и укрепить его позиции как одного из важных игроков на новом маршруте Шелкового пути. Увеличение транзита товаров через нашу территорию окажет положительное влияние на доходы бюджета и будет способствовать решению социальных проблем страны.

МАРШРУТ И КОЛЕЯ

Вопрос маршрута железной дороги является одним из главных камней преткновения при переговорах в силу того, что стороны преследуют разные цели. Для Кыргызстана, из-за возможности попутного решения проблем социально-экономического развития, наиболее выгодным вариантом является как можно большая длина маршрута по своей территории с максимальным количеством остановок по ходу следования составов, и в идеале соединения северных и южных экономических центров страны. Тогда как Китаю и Узбекистану для целей максимизации транзитного потенциала дороги нужен наиболее короткий маршрут с минимальным числом остановок.

Вопрос колеи является также спорным. Железнодорожные сети Узбекистана, Туркменистана и других республик, следующих далее по маршруту, используют широкую колею в 1520 мм, в отличие от узкой (европейской) колеи в 1435 мм, используемой Китаем. Вопрос смены колес вагонов придется решать в любом случае. В каком месте это будет делаться, остается вопросом.

Очевидно, что китайская сторона склоняется к организации этого процесса в районе кыргызско-узбекской границы в благоприятных климатических и технических условиях, а не в приграничной с Кыргызстаном зоне в условиях высокогорья и продолжительных холодных зимних месяцев.

Для Кыргызстана же желательно максимальное прохождение железной дороги по своей территории по широкой колее, если мы в дальнейшем собираемся использовать этот участок как часть национальной железнодорожной сети. Однако вопрос определения ширины колеи не должен становиться непреодолимой преградой для проекта в целом. Кыргызстану следует быть более гибким в этом вопросе, если мы хотим, чтобы этот проект наконец стал реальностью.

ФИНАНСИРОВАНИЕ ПРОЕКТА

Общая стоимость проекта, согласно первоначальному ТЭО, предполагалась в 2 миллиарда долларов США при длине маршрута в 268 километров.

Подсчеты, производимые позже, показали, что стоимость строительства значительно возросла. Согласно ТЭО от 2012 года, стоимость увеличилась до 6,5 миллиарда долларов США.

Схемы финансирования проекта предполагались разные, включая передачу дороги в концессию китайской стороне, создание совместного предприятия, схему «ресурсы взамен на инвестиции» и финансирование за счет получения кредита от китайской стороны.

Покрытие затрат на строительство дороги, по расчетам ТЭО, должно было осуществляться за счет транзитных сборов за перевозку грузов.

В условиях прогнозной загрузки железной дороги в объеме ежегодных 10-15 миллионов тонн грузов в год и применения европейских транзитных сборов понадобятся десятилетия для ее окупаемости. В случае же возникновения каких-либо непредвиденных обстоятельств эти сроки могут растянуться.

Кроме тарифных сборов и положительного влияния на экономическое развитие Кыргызстана значительную часть опосредствованных выгод от запуска нового маршрута железнодорожного сообщения между Китаем и Европой получат Китай, Узбекистан и другие государства. Однако, каким образом Кыргызстан мог бы монетизировать эти выгоды пока не ясно и над прояснением этих вопросов следует работать уже сейчас.

В условиях, когда долги Кыргызстана, с учетом внешнего и внутреннего, оцениваются в 4,4 миллиарда долларов США, и при этом больше одной трети суммы внешнего долга приходится на Китай, брать в кредит несколько миллиардов долларов дополнительного долга представляется нереалистичным.

Также затруднительным с политической и экономической точек зрения является финансирование проекта по схеме «ресурсы взамен на инвестиции». Данная практика негативно показала себя в других странах мира и, вероятнее всего, крайне отрицательно будет воспринята общественностью Кыргызстана, что автоматически поставит под сомнение практическую реализацию проекта.

Таким образом, с учетом риска, что прямые денежные потоки от проекта в виде транзитных платежей не покроют затраты на проект в относительно быстрые сроки, одной из наиболее оптимальных моделей для его реализации является отдача ККУЖД в концессию консорциуму, который возьмет на себя поиск и осуществление финансирования проекта без предоставления государственных гарантий и без увеличения внешнего долга Кыргызстана.

ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ РИСКИ

Несмотря на растущие в последние годы объемы железнодорожных перевозок из Китая в Европу, ККУЖД возможно столкнется с сильной конкуренцией со стороны уже построенных железнодорожных путей по территории Казахстана через переходы Достык и Хоргос.

Конкуренция с казахстанскими железнодорожными линиями, которые уже обеспечивают транзитные перевозки и чьи мощности пока остаются недогруженными, может привести к войне железнодорожных тарифов, что потенциально может сократить доходы Кыргызстана от транзитных услуг.

Кроме того, объемы перевозимых грузов в сильной степени зависят от продолжения политики субсидирования китайскими властями экспортных железнодорожных перевозок.

Несмотря на преимущества железнодорожного сообщения по сравнению с морским ввиду более быстрой и точной доставки, последнее имеет несомненные ценовые преимущества. Современный морской супер-контейнеровоз может перевозить одновременно до 20 000 контейнеров, тогда как железнодорожный состав около 100. Таким образом, потенциал роста доли железнодорожных перевозок из Китая в Европу от общего объема перевозимых грузов имеет ограничение по ценовому фактору в отдельных сегментах товаров с относительной высокой стоимостью на килограмм веса.

Оценки прямых экономических выгод для Кыргызстана от железной дороги до сих пор являются несколько расплывчатыми. Если для финасирования проекта будет выбран путь получения кредита, то это существенно увеличит и без того большой долг Кыргызстана перед Китаем, а это может привести страну к «долговой ловушке».

ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Кыргызстан крайне нуждается в развитии железнодорожной инфраструктуры, которая может помочь стимулировать его экономический рост, способствовать региональной экономической интеграции, увеличению торговли и повышению доходов бюджета.

2. Объемы железнодорожных перевозок из Китая в страны Европы в последние несколько лет демонстрируют устойчивые темпы роста. Кыргызстан может получить выгоду от инициативы Экономического пояса Шелкового Пути, став одним из перевалочных пунктов на маршруте Китая в Европу и Юго-Западную Азию.

3. Скорейшее начало строительства участка железной дороги по территории Кыргызстана необходимо в первую очередь нашей стране. Китайская сторона имеет альтернативные железнодорожные пути доставки своих грузов в Европу и страны Центральной Азии. Для Китая нет необходимости строить эту дорогу, что называется, «любой ценой».

Вместе с тем, при формировании взаимовыгодных предложений от кыргызской стороны, Китай будет готов приступить к строительству данной дороги, о чем неоднократно заявлялось китайской стороной в разное время и на разных уровнях, вплоть до самого высокого.

Узбекистан также заинтересован в более коротком железнодорожном маршруте в Китай и увеличении своего транзитного потенциала, а следовательно в скорейшем строительстве ККУЖД, но в принципе может пока использовать текущие железнодорожные соединения и осуществлять другие проекты развития своей железнодорожной сети в южном и западном направлениях.

4. Основной поток грузов по ККУЖД будет транзитным. При самых оптимистичных прогнозах загрузка железной дороги отечественными товарами не превысит 5%. Таким образом, финансово-экономическая модель проекта должна строиться на максимальном усилении транзитного потенциала железной дороги и увеличении привлекательности его использования зарубежными грузоотправителями и грузополучателями. Одним из механизмов может стать участие китайских железнодорожных компаний в качестве инвесторов проекта.

5. Попытки решения внутренних проблем Кыргызстана, включая неразвитость внутреннего железнодорожного сообщения, за счет ККУЖД и инвестиций других стран-участниц проекта, привели к затягиванию его реализации на десятилетия, и нет оснований предполагать, что ситуация в скором времени изменится.

Кыргызстану не следует жестко увязывать вопрос строительства ККУЖД и ветки «Север – Юг». Следует двигаться поэтапно. Реализация проекта в последующем существенно облегчит строительство ветки «Север – Юг», которую Кыргызстан сможет построить либо своими силами, либо с привлечением других инвесторов.

6. Реализация проекта должна осуществляться без увеличения суверенного долга Кыргызстана перед Китаем. Наиболее предпочтительной схемой финансирования ККУЖД является механизм передачи дороги в концессию на определенный срок. Такие формы финансирования как получение кредита или схема «ресурсы в обмен на инвестиции» являются крайне рискованными как в экономическом, так и социально-политическом плане, и вряд ли найдут понимание у общественности Кыргызстана.

7. Маршрут и колея ККУЖД должны быть определены самим концессионером с целью максимизации транзитного потенциала железной дороги и сокращения затрат на ее строительство. Учитывая, что данная дорога будет иметь преимущественно транзитный потенциал, Кыргызстану следует быть более гибким в вопросе выбора маршрута и ширины колеи и не зацикливаться на обязательном сохранении широкой колеи на всем протяжении пути по территории нашей страны.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Для экономического развития страны необходима реализация крупных инфраструктурных проектов. Географическое положение Кыргызстана дает возможность стать одним из пунктов транзита на маршруте Экономического пояса Шелкового Пути, включая участие в транснациональных железнодорожных коридорах.

Однако нас никто не будет уговаривать или тянуть туда силой. Прошедшие десятилетия показали, что при текущей иждивенческо-потребительской позиции транспортные пути и потоки пойдут и уже идут в обход нашей страны.
Другие страны давно зарабатывают на этом и планируют другие перспективные и масштабные проекты. Кыргызстан же в течение почти трех десятилетий не смог ни на шаг продвинуться в этом вопросе. Поэтому сейчас, пока еще не поздно, мы просто обязаны использовать свои шансы и встроиться в международные логистические и транспортные проекты, что придаст стране мощный импульс для дальнейшего развития.

Авторы: ЦППИ, Азамат Акенеев.

 

Подробнее

Прочитано 356 раз
Оцените материал
(0 голосов)
Анализ деятельности региональных инвестиционных советов при Полномочных представителях Правительства КР в областях

Анализ деятельности региональных инвестиционных советов при Полномочных представителях Правительства КР в областях

Преамбула

В целях организации государственно-частного диалога в сфере улучшения бизнес- среды и инвестиционного климата в Кыргызской Республике было принято Постановление Правительства о создании Совета по развитию бизнеса и инвестициям при Правительстве КР.Исполнительным органом Совета является Секретариат Совета. Совет по развитию бизнеса и инвестициям при Правительстве Кыргызской Республики (далее - Совет) является консультативно-совещательным органом, координируемым Правительством Кыргызской Республики, обеспечивающим выработку и подготовку рекомендаций и предложений для государственных органов по вопросам улучшения бизнес-среды и инвестиционного климата в Кыргызской Республике и реализации мероприятий, необходимых для ускорения социально-экономического развития страны.

     Основной задачей Совета является обеспечение эффективного диалога между государством и бизнесом по вопросам улучшения бизнес-среды и инвестиционного климата в Кыргызской Республике. Для решения данной задачи Совет наделяется следующими функциями: выработка предложений и рекомендаций для государственных органов по улучшению бизнес-среды и инвестиционного климата, реформированию системы государственного управления с целью совершенствования регуляторных функций государства, определению стратегии и приоритетов привлечения инвестиций; рассмотрение хода реализации мер по улучшению бизнес-среды и инвестиционного климата.

Деятельность Секретариата по работе площадки государственно-частного диалога в целях выявления проблем бизнеса и решения системных вопросов способствующих  улучшению бизнес-среды дали свои результаты: по инициативе бизнес-ассоциаций на площадке Совета по развитию бизнеса и инвестициям при Правительстве КР  принято более 50 законов и НПА, направленных на улучшение условий ведения бизнеса в разных секторах экономики. Как следствие, в разы увеличилось количество бизнес-ассоциаций и предпринимательских союзов, желающих использовать площадку Совета для поднятия вопросов, которые являлись барьерами при ведении бизнеса. Но, деятельность Совета осуществлялась  только среди бизнес-ассоциаций на центральном уровне.

Вместе с тем, по оценке экспертов одной из главных проблем является неисполнение законов на местах. Для обеспечения обратной связи и определению причин неисполнения необходимо была организация региональных площадок государственно-частного диалога.

В 2014 году Секретариат инициировал организацию региональных площадок по развитию Государственно-частного диалога (ГЧД). Инициатива по открытию 2-х пилотных проектов в Ошской и Нарынской областях была поддержана Премьер-министром КР. Финансовую поддержку в реализации данной инициативы оказал проект USAID Reforma.

Приказом Полномочного представителя Правительства КР в Ошской области С. Жээнбековым от 21 апреля 2014 года №222 был создан Региональный инвестиционный Совет при Полномочном представителе Правительства КР в Ошской области. А также, Приказом Полномочного представителя Правительства КР в Нарынской области А. Кайыповым от 2 мая 2014 года №128-б  был создан Региональный инвестиционный Совет при Полномочном представителе Правительства КР в Нарынской области.

4 апреля 2017 года состоялось очередное заседание Совета по развитию бизнеса и инвестициям при Правительстве КР. На заседании Совета была заслушана информация о деятельности созданных региональных Советов, по итогам заседания Председателем Совета (Премьер-министром КР) было дано протокольное поручение Полномочным Представителям Правительства КР в областях КР в срок до 25 апреля 2017 создать областные советы по развитию бизнеса и инвестициям в целях развития ГЧД в регионах КР.

Деятельность региональных площадок государственно-частного диалога - региональных инвестиционных советов (в дальнейшем РИС) направлена на   построение взаимодействия между властью и предпринимателями на местах в целях формирования инвестиционной привлекательности региона,  и, в конечном счете,  решения значимых государственных задач. Прежде всего, это касается такой проблемы, как повышение эффективности государственного управления, а именно сокращения разрыва между «хорошими» законами, принимаемыми властью и их исполнением на практике.

Ни для кого не секрет, что многие предприниматели работают в «тени» из-за сложностей в администрировании законов, из-за неясного толкования законодательства и чрезмерной бюрократизации, вследствие чего растет коррупция – предпринимателю легче заплатить взятку чиновнику, чем исполнять закон, выполнять необходимые процедуры. Есть разные механизмы решения данных проблем, как экономические, так и организационные механизмы.

Одним из инструментов является организация диалога между властью и предпринимателями. Без создания обратной связи между центральной властью и региональными государственными структурами, между властью и бизнес-сообществом на местах невозможно выяснить, какие законы не срабатывают, что мешает их реализации, что можно было бы улучшить, что мешает ведению бизнеса.

 

Промежуточные итоги деятельности РИС

Опыт внедрения ГЧД в регионах показал следующее. Заинтересованные стороны в ГЧД в регионах со стороны государства - это Полномочный представитель Правительства КР (ПППКР) в областях, Аппарат ПППКР, руководители районных администраций-акимы, руководители государственных органов власти, руководители органов МСУ. Со стороны бизнеса – это руководители бизнес-ассоциаций, иностранные инвесторы, частные предприниматели.

Успех ГЧД в регионах зависит от наличия заинтересованности в диалоге  обеих сторон. Представителям государственного сектора необходимо знать о проблемах на рынке, о барьерах для ведения бизнеса на местах, для формулирования правильной политики по их устранению, принятию дополнительных организационных мер для улучшения ведения бизнеса и привлечения инвесторов. Со своей стороны, представители частного сектора могут нуждаться в действиях правительственных структур по решению проблем, с которыми они сталкиваются.

В ходе организации ГЧД в регионах, были определены формы и подходы в работе региональных инвестиционных советов (РИС) в соответствии со специфическими особенностями ведения бизнеса в регионе.Секретариат Совета провел тренинг для представителей Аппарата ПППКР в областях и секретарей РИС вопросам формирования вопросов для повестки, проведения заседаний РИС, мониторингу принятых решений. Также, в целях методологической помощи для региональных ГЧД площадок сотрудниками Секретариата было разработано руководство по государственно-частному диалогу в регионах.

 

Нарынская область

            С момента создания РИС было проведено 14 заседаний. В начала своей деятельности РИС Нарынской области все заседания проводились в областной администрации. Для большего охвата представителей бизнеса из регионов было решено проводить заседания на ротационной основе на уровне районов. На заседаниях проводимых на районном уровне обязательно участвует ПППКР в Нарынской области или его первый заместитель, также заместители руководителей других районов. Повестка заседания Совета формируется приглашающей стороной – государственной администрацией района. Ответственным в проведении заседаний Совета является первый заместитель руководителя администрации того или иного района, который выступает с презентацией социально-экономического положения района, работой по созданию условий для предпринимательства, привлечению инвестиций итд. Далее обсуждаются вопросы бизнеса касательно этого района, даются соответствующие рекомендации

            Вышеуказанная форма диалога основывается на особенностях административно-территориального деления Нарынской области. Участие в заседаниях Совета, которые проходят в г. Нырын не всегда удобны для представителей бизнес-сообщества проживающих в Жумгальском или Кочкорском районах. То же самое можно отметить не только в Нарынской области, но и в других областях страны, расстояние между отдельными районами довольно внушительное. Это своего рода барьер для участия на заседаниях Совета из отдаленных районов, в силу отсутствия времени и средств у бизнесменов разных районов. Проведение заседаний Совета непосредственно на районном уровне показало свою эффективность.По такому механизму можно обеспечить участие большего количества предпринимателей из отдаленных районов. 

            В целом, Нарынская область не отличается особой активностью бизнес-сообщества. Это связано со слабыми социально-экономическими показателями области, отдалённостью от экономического центра страны. До недавнего времени, активной бизнес-ассоцииацией была только Торгово-промышленная палата КР. Благодаря деятельности РИС Нарынской области начинают формироваться бизнес-ассоциации, как Ассоциация туризма Нарынской области, Ассоциация ремесленников.

На заседаниях РИС Нарынской области поднимались вопросы привлечения инвестиций в Нарынскую свободную экономическую зону,  создания таможенно-логистического центра в Ат-Башинском районе, строительства основных зданий Центрально-азиатского университета, возможностей и препятствий развития туризма в Нарынской области, обеспечения предпринимателей информацией о нормативно-правовых актах и требованиях Таможенного союза (в ветеринарной, санитарной, фитосанитарной сферах), проблемах  в сфере экспорта,  организации гарантийных фондов в Нарынской области, а также других вопросов, касающихся ведения бизнеса в Нарынской области.

           

Ошская область

С момента создания РИС было проведено 14 заседаний. Несмотря на то что Совет был организован при Полномочном представителе Правительства в Ошской области, все вопросы поднимаемые на заседаниях Совета касались предпринимательства в г. Ош. Руководство мэрии г. Оша было включено в состав Совета, однако представители мэрии всегда игнорировали участие в заседаниях. Это было связано с особым статусом г. Ош. Опыт развития ГЧД в Ошской области показал, необходимость формирования отдельной площадки для диалога между мэрией г. Ош и предпринимателями ведущими деятельность в пределах г. Ош. В отличие от других областей, заметна организованность бизнеса в рамках деятельности бизнес-ассоциаций. Активность лидеров бизнес-ассоциаций Ошской области определяло качество проводимих заседаний, где поднимались вопросы не только регионального значения, но и государственного. Со стороны Совета Ошской области были даны рекомендации по улучшению бизнес среды и инвестиционного климата Кыргызской Республики в целом.

            На заседаниях РИС Ошской области поднимались вопросы увеличения зонального коэффициента на земли в г. Ош,  внесения изменений в пенсионное страхование сельских товаропроизводителей и лиц занятых индивидуальной трудовой деятельностью, изменений в Налоговый кодекс КР относительно ликвидации налога с продаж производственных предприятий в целях стимулирования производства, доступа к финансовым ресурсам в регионах, информированности бизнеса о практическом применении НПА и требований Таможенного союза, перспектив и проблем развития сельского хозяйства юга Кыргызской Республики при интеграции в Таможенный союз, а также перспективы развития экспорта сельскохозяйственной продукции КР в связи с продовольственным эмбарго Российской Федерации в 2014 г. Кроме того, поднимались вопросы поддержки развития торгово-логистических центров для увеличения экспорта сельхоз продукции в страны Таможенного Союза, правовых  основ организации общественных объединений (ассоциаций, союзов) в сфере туризма,развитию  самоуправления, организации гарантийных фондов в Ошской области, необходимости создания Центра поддержки предпринимательства в Ошской области,  рассматривалась проблема функционирования лабораторий по сертификации сельхозпродукции в Ошской области, вопросы развития внутренней торговли в Кыргызской Республике.

 

Иссык-Кульская область

С момента образования Совета ИК области было проведено 5 заседаний, кроме этого на постоянной основе проводились встречи с представителями кластеров. Иссык-Кульский совет изначально выбрал особое направление работы разделив представителей бизнеса по направлениям, назвав это кластерами. Хотя это не соответствовало классическому понятию кластеров. Но тем не менее, Секретариат Совета состоящих из советников ПППКР в Иссык-Кульской области смогла добиться объединения бизнеса по своим направлениям.

В период ноябрь 2016 – февраль 2017 гг. секретариатом Совета были организованы более 25 встреч с местным бизнес сообществом по 14 экономическим направлениям в целях формирования кластеров.

Таким образом были сформированы следующие 14 кластеров Совета:

Молочный кластер

Одно село. Один продукт.

Мясной кластер

Недропользование

Пчеловодство

Зеленая Экономика/Территория Южный берег

Садоводство

Возобновляемые источники энергии

Туризм (Дестинация Каракол)

Тепличное хоз-во

Лекарственные травы

Сувениры и национальные изделия

Растениеводства

Аква культура

 

Осенью 2017 года секретариатом РИС была проведена поездка вокруг Иссык-Куля с целью встречи со всеми представителями кластеров. Цель поездки заключалась в формировании списка проблем, которые вошли в «Дорожную карту» по каждому направлению, а также выявлении заинтересованных кластеров для совместной работы.

На заседаниях Совета по развитию бизнеса и инвестициям при ПППКР в Иссык-Кульской области были рассмотрены вопросыо соблюдении пищевой безопасности при транспортировке сырого молока, формирования рабочей группы по взаимодействию с представителями кластера фруктов и ягод Иссык-Кульской области по вопросам развития кластера, о разработке «Дорожной карты» для экспортеров сельхозпродукции Иссык-Кульской области, в частности фруктов и ягод в страны ЕАЭС.

 

Жалал-Абадская область

В Жалал-Абадская область отличается наличием промышленного бизнеса. Диалог  бизнеса с государством касался исключительно индивидуальных проблем предприятий. До организации РИСв Жалал-Абадской области крупный бизнес сам решал свои вопросы не нуждаясь в площадке для диалога. С созданием Совета было организовано несколько заседаний РИС, где поднимались конкретные вопросы и давались конкретные рекомендации для руководителям государственной власти в Жалал-Абадскойобласти, также для Правительству КР в целом. Это больше всего связано с наличием активного секретариата РИС организованный со стороны бизнес-сообщества. Также, важно отметить то, что юридическое образование Секретаря РИС помогало правильно определить проблему бизнеса и дать конкретные пути решения по тому или иному вопросу.

На заседаниях РИС Жалал-Абадской области были рассмотрены вопросы деятельности по привлечению инвестиций в область, деятельности горнодобывающих компаний в Чаткальском районе, развития туристической отрасли Базар-Коргонского района, увеличения штата Представительства Департамента государственной экспертизы, регистрации юридических лиц с иностранным участием по месту их нахождения, передачи полномочий региональным представительствам  по выдаче разрешений на работу иностранным гражданам, открытия на территории г. Жалал-Абад промышленной зоны для внутренних и иностранных предпринимателей.

 

Таласская область

Во исполнение Протокола заседания Совета от 4 апреля 2017 года , Распоряжением Полномочного представителя Правительства в КР в Таласской области от 26 апреля 2017 года №96б был создан Региональный инвестиционный Совет при Аппарате Полномочного представителя Правительства КР в Таласской области.

27 апреля 2017 года состоялось первое заседания Совета в Таласской области, где были рассмотрены проблемы в развитии отрасли садоводства и овощеводства, проблемы при привлечении инвестиций в регион, затруднения при экспорте продукции предпринимателей на экспорт.

С момента образования РИС Таласской области были организованы всего 2 заседания.

 

Баткенская область

Во исполнение Протокола заседания Совета от 4 апреля 2017 года, Распоряжением Полномочного представителя Правительства КР в Баткенской области от 28 апреля 2017 года №13-8/141 был создан Региональный инвестиционный Совет при Полномочном представителе Правительства КР в Баткенской области.

С момента образования РИС Баткенскойобласти заседания не проводились.

 

Чуйская область

Во исполнение Протокола заседания Совета от 4 апреля 2017 года , Распоряжением Аппарата Полномочного Представителя КР в Чуйской области от 10 мая 2017 года №73 был создан Совет по развитию бизнеса и инвестициям при Полномочном представителе Правительства КР.

Частая смена руководства области, незаинтересованность в площадке для диалога, отсутствие финансирования деятельности секретариата РИС Чуйской области не дали должного результата по развитию государственно-частного диалога в Чуйской области. Географические особенности с протяженной территорией и отдаленности районов друг от друга негативно влияют на организацию работы РИС.

Работа РИС Чуйской области ограничилось проведением координационного совета доноров организованной при РИС Чуйской области. На заседании координационного совета были заслушаны отчеты международных организаций в Чуйской области.

 

 

SWOT анализ деятельности ГЧД площадок в регионах.

Анализ проведен в целях усиления эффективности работы РИС.

Сильные стороны ГЧД в регионах:

 

  • Укрепляет доверие и понимание между государством и бизнесом на основе регулярного рассмотрения вопросов улучшения бизнес-климата.
  • Обеспечивает прозрачность и подотчетность в разработке государственной политики и ее реализации.
  • Определяет политику Правительства основанную на рекомендациях и знаниях бизнес-сообщества.
  • Устанавливает обратную связь регионов на проводимую правительством политику по улучшению бизнес среды и инвестиционного климата.
  • Позволяет определять наличие проблем регионального бизнеса.
  • Содействует устранению барьеров для регионального бизнеса.
  • Содействует улучшению инвестиционного климата в регионе.

 

Слабые стороны ГЧД в регионах:

  • Отсутствие организационного и аналитического потенциала средипредставителей бизнеса.
  • Слабый потенциал бизнес-объединений, союзов предпринимателей.
  • Отсутствие грамотных лидеров бизнеса-сообщества на местах.
  • Слабое понимание необходимости ГЧД у ПППКР в областях.
  • Слабая заинтересованность представителей государственной власти в ГЧД.
  • Отсутствие координации действий государственного и частного секторовв развитии экономики региона.
  • Слабая финансовая база РИС. Отсутствие финансирования  деятельности секретарей РИС влечет за собой слабую заинтересованность в развитии ГЧД на местах. В целом слабый институт секретарей РИС, в функции которых входит организационные работы РИС, мониторинг решений совета, является ключевым фактором в ее нестабильности.
  • Отсутствие доверия представителей бизнес-сообщества к местным органам власти и Правительству в целом. Причиной этого стали многочисленные встречи бизнес-сообщества с руководством областей и районов, которыепроводились без должного оформления решений и протоколов. Соответственно, многие вопросы обсужденные с представителями бизнес-сообщества оставались не решенными.

 

Вызовы ГЧД в регионах:

  • Необходимость консолидации бизнесав регионах посредством объединения бизнеса в ассоциации, кооперативы, бизнес эко-системы, кластеры или иные виды предпринимательских союзов.
  • Доступ к возможностям для регионального бизнеса, включая финансовую, технологическую, интеллектуальную.
  • Политическая воля по развитию ГЧД руководителей государственных структур на местах.
  • Поддержка ГЧД как со стороны местной власти, так и со стороны международных партнеров.
  • Внедрение принципов «открытого правительства» (прозрачность, подотчетность, вовлеченность бизнеса в принятие решений) на местах через ГЧД.

 

Угрозы ГЧД в регионах:

  • Не исполнение решений региональных Советов приведет к утере доверия и прекращению деятельности ГЧД площадок.
  • К сожалению, в настоящее время, не создан механизм устойчивого развития ГЧД площадок в регионах. В настоящее время диалог в регионах имеет место исключительно из-за финансирования ЕБРР регионального координатора СРБИ. Завершение финансирования деятельности регионального координатора может привести к прекращению деятельности региональных площадок.
  • Некомпетентность ППКР и руководителей айыл-окмоту приведет к незаинтересованности в ГЧД.

 

Организационные и методологические подходы в организации ГЧД в регионах:

Представители Правительства на местах привыкли к работе проектов международных организаций, которые инициируют разного рода программы по развитию регионов. У региональных представителей власти отсутствует собственный потенциал в разработке концептуальных программ и их реализации.

 

Как уже упоминалось, устойчивость РИС всегда зависит от заинтересованности двух сторон в построении диалога. Наличие независимого секретариата с устойчивым финансированием является важным условием успешности ГЧД в регионах. За период реализации данной инициативы были использованы разные методы организации работы секретариата.

 

Организация работы секретариата в рамках работы отдела по развитию регионов Аппарата ПППКР в областях:

 

В связи с отсутствием финансирования,  в начале своей деятельности роль  Секретариата исполняли отделы регионального развития Аппарата Полномочного Представителя Правительства в областях, Секретарем являлся руководитель отдела. Но в ходе работы, стало понятно, что отделы не могут справиться с дополнительной работой по организации работы РИС в области из-за загруженности по месту основной работы.

 

Организация работы секретариата за счет финансирования со стороны доноров:

 

            В зависимости от региона наблюдается активность той или иной международной организации. В рамках регионального бюджета, доноры помогали развитию ГЧД на местах. Финансирование деятельности Секретарей несло временный характер. Например, проекта USAID BGI в течение одного года финансировал деятельность секретариатов в Нарынской и Ошской областях. В период финансирования наблюдалась активность секретариата и деятельности РИС. С завершением проекта, работа проводилась на основе энтузиазма активистов.  В проекте МФК по улучшению инвестиционного климата КР был заложен компонент по развитию ГЧД, частично средства были выделены для поддержания деятельности РИС Иссык-Кульской области. С завершением проекта у сотрудников секретариата пропал интерес к дальнейшему развитию площадки. 

 

Организация работы секретариата за счет помощи бизнес-ассоциаций.

 

Наиболее оптимальная форма развития ГЧД в регионах является организация работы секретариата за счет помощи одной из бизнес-ассоциаций, которые могут продолжать работу на ротационной основе. К сожалению, в регионах очень мало бизнес-ассоциаций, более того, практически нет самодостаточных бизнес-ассоциаций, которые могли бы взять на себя дополнительную нагрузку в организации деятельности РИС. Единственной организацией широко представленной в регионах является бизнес-ассоциация ЖИА. Благодаря ЖИА формируются большинство вопросов для повестки региональных советов. Деятельность РИС Жалал-Абадской области можно сказать устойчивой благодаря поддержке бизнес-ассоциации.

 

Примеры результатов работы РИС

 

За время проведения заседаний РИС во всех областях были подняты  более 80 вопросов, из них половина 70% вопросов касается вопросов регионального уровня и 30% национального уровня.

 

По результатам деятельности региональных ГЧД площадок можно выделить несколько положительных кейсов.

 

Кейс №1: Оплата социальных отчислений в региональных коммерческих банках

Представителем ассоциации «Жер Азыгы» был поднят вопрос ограничений по оплате социальных отчислений через коммерческие банки в Ошской области.

Данный вопрос был поднят на заседании Совета по развитию бизнеса и инвестициям при Правительстве КР. Согласно решению Совета Социальному фонду Кыргызской Республики было поручено рассмотреть факты ограничений по оплате социальных отчислений через коммерческие банки, изложенные представителем Национального альянса бизнес-ассоциаций,с принятием решения и проведением разъяснения по данному вопросу.

            По итогам мониторинга и информации Соцфонда, районным управлениям указано прекратить практику навязывания плательщикам одного банка для уплаты страховых взносов. В настоящее время заключены соглашения с 16 банками. 10-11 ноября 2015 г. в г. Ош и г. Кара-Суу проведен мониторинг по фактам таких ограничений с участием представителей НАБА и Соцфонда. Мониторинг показал, что комбанки в целом принимают платежи, за исключением некоторых технических проблем. В дальнейшем Соцфонд будет систематично отслеживать данный вопрос.

 

Кейс №2: Не готовность к вступлению в ЕЭС

На заседании РИС Нарынской области был рассмотрен вопрос относительно обеспечения предпринимателей информацией о нормативно-правовых актах и требованиях Таможенного союза (в ветеринарной, санитарной, фитосанитарной сферах). Предприниматели региона жаловались, что не хватает информации по НПА и требованиях Таможенного союза. Хотя в рамках плана мероприятий Правительства КР по вступлению в Таможенный союз были даны соответствующие поручения министерствам и ведомствам провести разъяснительную работу среди бизнес-сообщества, в том числе и в регионах.

            При  рассмотрении данного вопроса на заседании Совета по развитию бизнеса и инвестициям при Правительстве КР министерства и ведомства доложились об успешном исполнении поручения. Однако, на основе фактов полученных от регионального бизнес-сообщества было доказано, что поручения Премьер-министра были не выполнены своевременно.

 

Кейс №3: Регистрация юридических лиц с иностранным участием

На заседании РИС Жалал-Абадской области был рассмотрен вопрос относительно регистрации юридических лиц с иностранным участием по месту их нахождения. По итогам заседания РИС, вопрос относительно регистрации юридических лиц с иностранным участием по месту их нахождения был не в компетенции руководства Жалал-Абадской области, соответственно, было рекомендовано вынести вопрос на рассмотрение Совета по развитию бизнеса и инвестициям при Правительстве Кыргызской Республики.

После тщательного анализа рекомендации экспертами Секретариата, вопрос был вынесен на расширенное  заседание  Совета по развитию бизнеса и инвестициям при Правительстве КР, который прошел в июне 2018 года. На заседании с докладом выступил Секретарь Совета Жалал-Абадской области Бакыт Борошев, где рассказал о том, что регистрация (перерегистрация) юридических лиц с иностранным участием в настоящее время проводится только Министерством юстиции КР в городе Бишкек, за исключением компаний работающих в сфере недропользования, чья регистрация (перерегистрация) осуществляется территориальными органами Минюста КР. Данное требование установлено статьей 5 Закона КР «О государственной регистрации юридических лиц, филиалов (представительств)». В результате этого предпринимателям при регистрации юридического лица, если в составе учредителей есть иностранные лица, приходится нести дополнительные расходы для выезда в город Бишкек. Далее в ходе деятельности компании в случае любых изменений требующих перерегистрации, предпринимателям также нужно выезжать в город Бишкек и нести соответствующие расходы.

Предприниматели Жалал-Абадской области предложили Правительству КР разрешить осуществлять регистрацию (перерегистрацию) юридических лиц с иностранным участием не только в Минюсте КР в городе Бишкек, а также территориальными органами Минюста по месту юридического адреса.

По итогам обсуждения вопрос был включен в список предложений бизнес-сообщества для включения в план мероприятий к программе Правительства КР «Единство. Доверие. Созидание», где было рекомендовано Министерству юстиции КР в двухмесячный срок внести в Аппарат Правительства КР в установленном порядке проект постановления Правительства, дающий возможность осуществлять регистрацию (перерегистрацию) юридических лиц с иностранным участием, а также филиалов (представительств) иностранных юридических лиц и юридических лиц с иностранным участием территориальными органами Министерства юстиции КР.

 

Выводы

  1. В целом анализ деятельности РИС показал неэффективность государственного частного диалога в предлагаемом формате, неустойчивость площадок РИС в следствие ряда объективных (отсутствие финансовой и иной поддержки функционирования рабочего органа РИС) и субъективных причин (недостаточная компетентность и низкая политическая воля руководителей государственных и муниципальных органов управления на местах.
  2. Низкий аналитический потенциал для ведения диалога бизнес-сообщества.
  3. Недостаточность мотиваций для проведения диалога (слабая подготовка повесток заседаний, отсутствие действенного мониторинга решений, отсутствие значимых результатов по принятым решениям РИС, низкая ответственность руководителей секретариата со стороны государства за осуществление диалога)
  4. Необходимость поиска нового формата организации государственно-частного диалога в областях для организации обратной связи региональных РИС и Совета по развитию бизнеса и инвестициям при Правительстве КР, мотивирующего обе стороны диалога в его проведении.

 

Прочитано 519 раз
Оцените материал
(0 голосов)
Аналитическое исследование "Кыргызстан. Десятилетия экономического отставания: что нужно для прорыва?"

Аналитическое исследование "Кыргызстан. Десятилетия экономического отставания: что нужно для прорыва?"

В начале 2019 года, почти три десятилетия после получения независимости, Кыргызстан по-прежнему остается одной из беднейших стран мира с уровнем ВВП на душу населения около 1200 долларов США. Согласно данным Всемирного Банка, по этому показателю мы занимаем 154 место в мире из 185 стран. С учетом того, что среднемировой показатель ВВП на душу населения превышает 10 000 долларов США, получается, что мы примерно в 9 раз менее эффективны, чем в среднем другие государства.

Социальная сфера находится в перманентном стрессе. Бюджет постоянно дефицитный, его не хватает практически ни на что. При этом обсуждение наболевших страновых проблем строится в основном вокруг неэффективности использования государственных ресурсов, коррупции и якобы неправильной политической системы. Главная же причина всего этого как-то отходит на второй план - наша экономика просто очень слаба для того, чтобы мы имели качественное образование, здравоохранение и инфраструктуру.

Как обстоят дела в центральноазиатском регионе

По некоторым мнениям, отсутствие значимого экономического роста является особенностью всего центральноазиатского региона. Нет выхода к морю, нет развитой транспортной инфраструктуры, нестабильность, менталитет населения и другие проблемы. Однако цифры это не подтверждают.

По данным обзора мировой экономики МВФ и Всемирного банка, за период с 2008 по 2017 годы три из четырех стран Центральной Азии попали в «двадцатку» наиболее быстро развивающихся экономик мира. Туркменистан на третьем месте со среднегодовым темпом роста в 9,5%, Узбекистан на шестом месте с 8% и Таджикистан на 15 месте с 6,5%. Кыргызстан же занимает в этом списке только 56 место со средним темпом роста в 4,1%.

Получается, что Центральная Азия в последние годы является одним из наиболее динамично развивающихся регионов в мире. А мы являемся слабым звеном в этом процессе. И это несмотря на то, что по сравнению с соседями у нас выше экономическая свобода, есть демократические институты, власть открыта к диалогу с бизнесом, как члены ЕАЭС мы имеем более свободный доступ к рынкам России и Казахстана, в отличие от Узбекистана и Туркменистана у нас есть общая граница с Китаем и ряд других преимуществ.

Консервация отставания

Самое печальное, что вот уже третий десяток лет экономическая политика Кыргызстана не только никак не сокращает этот отрыв от остального мира, а это даже не планируется.

Среднегодовые темпы роста мирового ВВП в 2018 году составили 3,7% при 3,5% в Кыргызстане. По прогнозу социально-экономического развития Кыргызстана средний темп роста экономики в следующие три года предполагается в диапазоне от 3 до 4%. Таким образом, государство в обозримой перспективе не планирует даже попыток вырваться из этого круга бедности. Если же взять в учет демографический фактор, то ситуация будет еще пессиместичнее. В Кыргызстане в среднем население растет более чем на 2% в год, тогда как мировое население чуть более чем на 1%. По сути, текущий небольшой экономический рост во многом вызван тем, что ежегодно в трудоспособный возраст вступает большое количество населения, а не происходит за счет структурных изменений в экономике и роста производительности труда.

За годы, прошедшие после получения независимости, в Кыргызстане, можно сказать, не было ни одного периода более или менее стабильного экономического развития. Наиболее близко к этому мы подошли в 2006-07 гг., застав самый конец мирового экономического бума, закончившегося рецессией 2008 года. Нынешний период развития мировой экономики с 2009 по 2019 год экономисты уже называют беспрецедентным по стабильному росту мирового продукта и отсутствию рецессий. И как видно, наши соседи по региону относительно успешно использовали этот цикл мирового экономического подъема для развития свои национальных экономик. Этого же нельзя сказать про Кыргызстан.

Доминирующим мнением в обществе и среди политиков является точка зрения, что все наши беды в экономике связаны с коррупцией. Однако, как показывает мировой опыт, в том числе и недавний опыт Грузии, искоренение коррупции и верховенство закона хоть и являются необходимым условием, но сами по себе не служат залогом ускоренного экономического развития. Не все страны, которые смогли продемонстрировать примеры экономического чуда, были образцами законности. Если взять в качестве примера «азиатских тигров», то нельзя сказать что там, по крайне мере в первые десятилетия ускоренного развития, была искоренена коррупция или гарантирована справедливая судебная система. Следовательно, не только, а порой и не столько демократические и антикоррупционные реформы нужны для экономического прорыва. Справедливая судебная система конечна очень важна, но необходимы также и другие мощные драйверы развития.

Что делалось в экономике Кыргызстана после обретения независимости

Со времен получения независимости Кыргызстан проводил политику в области экономики, которую можно охарактеризовать как классическую либеральную модель. Программы развития экономики при разных президентах, парламентах и правительствах у нас демонстрируют поразительную схожесть. Частично это можно объяснить сильной зависимостью от международных финансовых институтов, большинство из которых являются сторонниками ограничения государственного вмешательства в экономику. Другой причиной являлся недостаток в Кыргызстане собственного понимания какую же нужно проводить государственную политику экономического развития.

Следует признать, что в начале пути либерализация давала определенные плоды. Начиная с 1991 года мы достаточно быстро провели реформы, направленные на дерегулирование экономики, приватизацию государственной собственности, разгосударствление коллективных хозяйств, внедрение национальной валюты, создание независимого финансового регулятора, достижение макроэкономической стабильности, либерализацию внешнеторговой деятельности, создание земельного рынка, современной финансовой и налоговой системы, а также ряд других структурных и институциональных преобразований.

По некоторым реформам мы являлись пионерами в регионе. Мы и по сегодняшний день удерживаем лидерство среди других стран Центральной Азии в области внедрения экономических свобод для предпринимателей, что подтверждается международными рейтингами по ведению бизнеса, хотя разрыв между нами и соседями неуклонно сокращается.

При этом расчет на то, что «невидимая рука рынка» приведет к долгосрочному экономическому процветанию, так и не оправдался. Старый промышленный потенциал страны обрушился, а новый не был создан. Конкурентоспособные на мировом рынке товары и услуги так и не были предложены. Процесс изменений в экономике Кыргызстана можно сравнить с водой, которая сама хаотично находила себе небольшие канавки и арыки для того, чтобы продвигаться дальше. Широкие и мощные каналы для экономического рывка, к сожалению, не были построены. С 2000 года, в отличие от других стран региона, Кыргызстан вообще демонстрирует тенденцию застоя в экономике.

Естественным образом сформировавшаяся экономическая модель страны основана на преимущественном развитии сферы услуг внутри страны, массовом экспорте рабочей силы, реэкспорте товаров на рынки соседних государств, а также экспорте золота, большую часть которого осуществляет одно единственное предприятие. Как показывает практика, такая модель развития не только не приносит достаточных темпов экономического роста, но и является крайне неустойчивой.

Демографический фактор

Следует отметить еще один важный фактор, оказывающий существенное влияние на нашу экономику - демография. Трудовые ресурсы являются такими же инвестициями и формой капитала, как и деньги. Крупная доля трудоспособного населения по отношению к численности пенсионеров повышает возможности ускоренного роста. Данное явление иногда называют «демографическими дивидендами». У стран с молодым населением открывается окно возможностей, однако позднее, по мере увеличения доли старшего поколения, ситуация меняется в обратную сторону.

Кыргызстан сегодня является страной с молодым и быстрорастущим населением, около 40% которого еще не вступило в трудоспособный возраст. Средний темп прироста населения составляет около 2%. По этому показателю мы занимаем второе место в Центральной Азии после Таджикистана. Такая возрастная структура населения дает огромный потенциал для страны. Государство получает возможность направлять большую часть ресурсов не на социальные вопросы, а на вопросы развития.

Однако, к сожалению, Кыргызстан практически не использует это преимущество. Наш бюджет является социально ориентированным. Хотя пенсионеры составляют всего около 10% от общего числа населения, из-за огромного неформального сектора и практически полного освобождения сельского населения от каких-либо налогов и платежей, на одного пенсионера приходится всего 1,2 работающих граждан. Из-за этого государство вынуждено ежегодно доплачивать Социальному фонду десятки миллиардов сомов из бюджета, в то время как эти средства могли бы пойти на развитие инфраструктуры, повышение квалификации рабочей силы и служить другим целям экономического развития.

Ежегодный выход на рынок труда Кыргызстана около 100 тысяч трудоспособных граждан не сопровождается созданием аналогичного количества рабочих мест. Согласно данным Нацстаткома, в формальном секторе создается ежегодно всего около 10 тысяч новых рабочих мест. В результате значительная часть населения либо находит работу в неформальном секторе, либо выезжает в качестве трудовых мигрантов за пределы страны.

Свое окно возможностей сегодня мы практически не используем, а ведь в будущем Кыргызстан неизбежно придет к ситуации, когда возрастная структура населения начнет меняться, доля старшего населения расти, а возможности для роста ограничиваться. Без достижения определенного уровня экономического развития к тому моменту работающее население просто не сможет обеспечить социальную защиту пенсионеров даже на нынешнем невысоком уровне.

Что было сделано позитивного

Следует сказать и о некоторых позитивных моментах. Несомненным достижением можно признать, что в Кыргызстане сформировалась достаточно прогрессивная законодательная база для рыночной экономики, нуждающаяся разве что в отдельных точечных улучшениях.

Были проведены болезненные реформы, которые в других странах по политическим соображениям зачастую не удается осуществить десятилетиями. Например - внедрение продажи земли или ликвидация и реорганизация неэффективных государственных предприятий. Появился новый класс отечественных предпринимателей, достаточно активных и способных продвигать свои интересы. Естественным путем определились относительно конкурентоспособные сектора экономики, хотя бы на региональных рынках: туризм, швейная промышленность, отдельные направления перерабатывающей промышленности, сельского хозяйства.

Однако сейчас уже более чем очевидно, что проводимая десятилетиями экономическая политика не обеспечит нам экономического прорыва. Без новых подходов в экономике Кыргызстан обречен на бедность и усиливающееся экономическое отставание.

Как осуществляли экономический прорыв в других странах

Все развивающиеся страны ставят перед собой задачу увеличения доходов населения, развития экономики и перехода в статус развитых государств. Однако лишь немногим это удается. За исключением ряда нефтяных держав, рост которых был обеспечен полностью за счет ресурсов и не привел к созданию диверсифицированной экономики, за последние 75 лет это удалось сделать менее чем десятку государств, причем большинство из них расположены в Азии.

Примером служат Южная Корея, Тайвань и Сингапур, которые в течение жизни одного поколения смогли перепрыгнуть пропасть между третьим миром и развитыми странами. В последние годы такую трансформацию продемонстрировал Китай. Также к странам, добившимся экономического чуда, принято относить Японию и с определенными допущениями Ирландию и Турцию, но в отличие от первой группы «экономических тигров» они все-таки начинали с более высокого уровня. Подавляющее же большинство развивающихся государств так и не смогли выбраться из ловушки бедности.

Сейчас трудно в это поверить, но буквально несколько десятков лет назад Филиппины считались куда богаче и перспективнее Южной Кореи, а Венесуэла - Сингапура. Отдельные страны Латинской Америки, Африки и Азии также подавали большие надежды, но короткие периоды бурного экономического роста там сменялись долгосрочными рецессиями и кризисами.

Если брать примеры из более близкого нам региона, то сейчас, наверное, уже никто и не вспомнит, что Монголия какое-то время была мировым лидером по росту экономики, демонстрируя двузначные цифры ежегодного роста ВВП. Но потом правительство Монголии изменило политику открытости на ресурсный национализм и предсказуемо провалилось в экономический кризис. Еще более близкие нам Казахстан и Россия также в начале 2000-х годов смогли за несколько лет прорваться в группу стран со средними доходами и, казалось бы, уже были близки к попаданию в клуб избранных, но тоже не смогли провести структурную перестройку своих экономик. Когда цены на сырье упали, то оказалось, что расти больше не на чем. В общем, примеров локальных побед много, а историй настоящего успеха единицы.

Что же делали государства, которые смогли стать счастливыми исключениями из общего правила о том, что бедные страны так и остаются бедными? Если взять страны, успешно осуществившие модернизацию своих экономик, то можно выделить два сценария: либо рост основывался на расширяющемся и конкурентоспособном на международном уровне производственном секторе, это Япония, Южная Корея, Тайвань и Китай, либо на создании сервисной экономики и превращении в региональные финансовые центры, как Сингапур и Гонконг.

Первая группа стран использовала способы сочетания планирования, субсидирования и протекционизма национальных производителей, чтобы содействовать их развитию и становиться конкурентоспособными вначале на национальном уровне, а затем и в мировом масштабе. Страны, выбравшие путь создания сервисных экономик, обеспечили максимально благоприятные условия для привлечения международных финансовых потоков, открытости экономик, создания необходимой финансовой и логистической инфраструктуры, стабильных правил игры.

Путь поддержки национальных производителей не является каким-то ноу-хау. На определенном историческом этапе практически все страны мира старались стимулировать отечественную промышленность и протекционистскими мерами защитить своих производителей.

Идея такой политики заключается в том, что менее развитые страны не могут на равных конкурировать с более развитыми. Поэтому для того, чтобы хотя бы дотянуться до более развитых стран, на первых порах необходимо защищать и помогать своим производителям. Свободный рынок всегда выгоден тем, кто к данному моменту успел «нарастить мускулы» и губителен для тех, кто не готов к конкуренции на равных. Так делали во многих странах. В том числе в 19 веке в Германии, стараясь сократить отставание от Англии. Так поступали в 20 веке в Японии, Южной Корее, Малайзии, Филиппинах, Тайване и т. д.

То, что в одних странах эти попытки завершились успешно, а в большинстве с треском провалились, объясняется одним принципиальным моментом. В добившихся успеха странах упор был сделан на максимальное расширение экспорта. Помощь от государства шла только тем, кто ростом экспорта на практике показывал конкурентоспособность своей продукции. В то же время страны, просто стимулирующие национальных производителей, обычно сталкивались с проблемой, когда ресурсы поступали не наиболее конкурентоспособным компаниям, а тем, кто имел лучшие связи с местными политиками и был наиболее приспособлен к выживанию в коррупционной среде.

Именно продажи на международном уровне служат механизмом обратной связи, посредством которого государство могло оценить, приближаются ли опекаемые им промышленные предприятия к мировым стандартам и насколько эффективно они использовали государственную поддержку. Здесь немаловажным является то обстоятельство, что показатели экспорта не так легко подделать, в отличие от, например, создания рабочих мест или получаемой прибыли.

Для стимулирования экспортоориентированных отраслей использовались разные механизмы. Так, в Японии фирмам разрешалось списывать со своих счетов амортизационные расходы, то есть, по сути, им предоставлялись налоговые льготы с учетом объема их экспорта. В Южной Корее компании должны были ежемесячно отчитываться перед правительством о динамике своего экспорта, объем которого определял их дальнейший доступ к льготным банковским кредитам. На Тайване для поощрения экспортеров использовалось все, начиная с денежных субсидий и заканчивая льготным обменным валютным курсом.

На первоначальном этапе поддержку получали несколько компаний в каждой отрасли, но те, кто оказался не в состоянии постоянно наращивать экспорт своей продукции отсекались от государственной помощи, сливались с более успешными или банкротились. Так, например, в Южной Корее из десяти ведущих чеболей (промышленных конгломератов), существовавших в середине 1960-х гг., большая часть исчезла, не сумев выдержать предложенной конкуренции.

В каждой из успешных стран официальная поддержка отечественной промышленности сопровождалась передачей ключевых управленческих функций, касательно промышленной политики и внешней торговли, в ведение одного ответственного правительственного учреждения. В Японии это было министерство внешней торговли и промышленности, в Южной Корее – департамент экономического планирования, на Тайване – бюро индустриального развития, в Китае – национальная комиссия по развитию и реформам.

В классической неолиберальной теории принято считать, что в условиях дефицита внутренних ресурсов только привлечение прямых иностранных инвестиций может способствовать быстрому развитию национальной экономики. Однако опыт стран, совершивших успешную модернизацию своих экономик, показывает, что сделано это было в основном за счет отечественного бизнеса. Прямые иностранные инвестиции служили лишь дополнением, но основой для экономического развития выступал именно национальный капитал.

В целом мировой опыт доказывает, что именно производство является основным фактором, определяющим всесторонний и устойчивый рост. Во-первых, оно оказывает максимальный мультипликативный эффект на другие сектора экономики. Во-вторых, в отличие от того же финансового или строительного секторов оно меньше подвержено перегреву и созданию пузырей в этапы циклического роста. Производительность труда в промышленности выше, чем в сельском хозяйстве, строительстве и сфере услуг за счет возможности более широкого применения автоматизации и новых технологий. И главное, именно производство товаров позволяет наиболее легко выходить на экспортные рынки, что особенно важно для небольших по размеру экономик.

Конечно, было бы неверным утверждать, что все усилия государства в странах, добившихся устойчивого экономического прогресса, были сосредоточены только на развитии промышленности. Напротив, они использовали максимальным образом все возможные факторы роста. Тот же туризм дает в настоящее время более 10% ВВП Сингапура. Южная Корея является одним из мировых лидеров в области медицины. Там, где позволяют природные ресурсы, до сегодняшнего дня работает горнодобывающая отрасль.

Рывок из бедности к благосостоянию является огромным вызовом для любой страны и поэтому может быть сделан только предельным напряжением усилий всей нации и использованием всех имеющихся возможностей. Отказываться от чего-то в угоду политическим или популистским целям является непозволительной роскошью.

Следует отметить и тот факт, что больший шанс добиться стабильного экономического роста имеют страны, которые провели земельные реформы с созданием большого количества фермерских хозяйств, а не сохранением крупных сельскохозяйственных предприятий. Страны с неравномерным распределением земли не смогли обеспечить устойчивый рост сельхозпроизводства. Хотя производительность труда на одного работника в крупных аграрных хозяйствах выше, чем у мелких фермеров, тем не менее в целом урожайность и добавленная стоимость, получаемая с одного гектара сельскохозяйственной земли, значительно выше в небольших фермерских хозяйствах.

На начальном этапе развития именно небольшие фермерские хозяйства обеспечивали Японии, Корее, Тайваню и Китаю максимальную занятость сельского населения и минимальные расходы государства на социальную защиту сельских жителей, а также создавали спрос на промышленную продукцию с их стороны. В последующем же, по мере роста промышленного и финансового секторов экономики, происходило и укрупнение хозяйств в сельхозсекторе.

Страны же, которые в результате земельной реформы сохранили крупные плантации, получили значительный рост безработицы и массовое обнищание сельского населения, которое вынуждено было выполнять роль сезонных рабочих с минимальными доходами в условиях, когда только создающийся сектор промышленности еще не мог обеспечить достаточного количества рабочих мест. Кстати, этот факт ставит под сомнение утверждение, что тормозом для развития сельского хозяйства в Кыргызстане является его мелкотоварность и что мы допустили большую ошибку, раздав в результате земельной реформы землю небольшим фермерским хозяйствам. Политика в области развития аграрного сектора должна быть направлена не столько на укрупнение размеров хозяйств, сколько на усиление кооперации. Она должна вести к созданию сети сервисных услуг для фермеров в виде консультационных служб, торгово-логистических центров, станций по аренде сельскохозяйственной техники и других механизмов, позволяющих максимально сократить негативные эффекты мелкотоварного сельскохозяйственного производства.

Опыт развития сервисных и оффшорных экономик Гонконга и Сингапура, хотя и очень интересный, все же является жестко детерминированным их географическим положением и историческим контекстом. Такие государства-города возникают строго в определенных районах мира на пересечении ключевых торговых маршрутов и в окружении других сильных традиционных экономик.

Что нужно делать Кыргызстану для ускоренного развития экономики

Изучение мирового опыта и анализ сравнительных преимуществ Кыргызстана показывает, что нам необходимо использовать смешанную модель экономического развития. Логистические ограничения не позволяют в полной мере использовать механизм роста через развитие промышленности, а потенциал других государств региона не дает нам возможности стать полноценной сервисной экономикой. И тем более не может быть речи о ресурсном развитии ввиду незначительных запасов природных ископаемых. У нас так мало сравнительных преимуществ, что мы в буквальном смысле должны цепляться за все возможные драйверы экономического роста.

Сейчас широко распространенным является мнение, что раз современная мировая экономика вступила в постиндустриальную и информационную эпоху, то этап индустриализации в Кыргызстане можно пропустить. Однако, как показывает международный опыт, государствам практически невозможно обеспечить стабильное экономическое развитие без промышленного сектора, особенно в первоначальном цикле роста.

В Кыргызстане же промышленность как раз является слабейшим звеном. Хотя доля промышленности в ВВП составляет приличные 19%, около 40% от промышленного производства дает одно предприятие Кумтор. Данные национальной отраслевой статистики показывают число занятых в промышленности в формальном секторе около 100 000 человек в 2018 году, что менее 3% от общего количества трудоспособных граждан. Это пример неоптимального структурного развития, поскольку в промышленности производительность труда примерно в два раза выше, чем в среднем в экономике.

Программа развития промышленности

Для того, чтобы начать постепенно преодолевать катастрофическое отставание Кыргызстана от остального мира, наша экономика должна расти не менее чем на 6-7 процентов ежегодно. Причем такой рост должен быть стабильным и существенно не падать на протяжении длительного времени.

В условиях Кыргызстана это может быть достигнуто преимущественно за счет роста промышленности и сектора услуг. Чтобы начать движение, нужно наметить ясные ориентиры и инструменты их достижения.

Прежде всего, нужна небольшая, но конкретная и амбициозная программа развития промышленности. Такую программу должно принять высшее руководство страны. Кстати говоря, принятие программы могло бы позитивно повлиять не только на сферу экономики, но и в целом на политическую ситуацию. Большие и амбициозные цели всегда играют объединяющую роль, что так необходимо в сегодняшних политических реалиях Кыргызстана.

Одной из основных задач государственной политики должно стать направление отечественных предпринимателей в сферу промышленности. Необходимы прямые переговоры высшего политического руководства страны с представителями национального бизнеса по обсуждению условий, на которых они могли бы начать активно инвестировать в сектор производства. В особенности это касается крупного национального капитала. В Кыргызстане нет большого количества олигархов, однако даже те немногие богатые люди, которые есть, предпочитают инвестировать в строительный сектор, торговлю и сферу услуг, избегая промышленного сектора как более рискованного и менее доходного. Таким образом, даже те средства, которые поступают в страну от небольшого экспорта и переводов наших мигрантов, почти сразу же вновь утекают за рубеж, обогащая зарубежных производителей.

Государство должно планировать промышленное производство, привлекая и направляя финансовые, интеллектуальные и трудовые ресурсы в те сектора промышленности, которые выбраны в качестве приоритетных. Для этого необходимо создание долговременной системы стимулов для отечественных производителей.

Государству необходимо значительно увеличить поддержку производственных компаний субсидиями, льготными кредитами, обучением, содействием в получении новых технологий, созданием необходимой инфраструктуры качества (лабораторий, центров сертификации), приватизацией простаивающих государственных промышленных предприятий на условиях инвестиционных конкурсов и другими мерами.

Для обеспечения финансирования необходимо создание структур, которые будут целенаправленно финансировать долгосрочные проекты. В качестве примера таких структур можно привести банки развития, которые существуют практически в любой стране, но пока отсутствуют в Кыргызстане. Различные специализированные фонды, также могут частично выполнять эту роль. В Кыргызстане, например, отчасти такую роль мог бы выполнять Кыргызско-Российский фонд развития (КРФР), а также другие внутренние и международные финансовые институты.

Государственный орган, ответственный за промышленное развитие

Для ускоренного развития необходимо наличие эффективного специализированного государственного органа, определяющего политику и осуществляющего меры стимуляции и контроля в этой сфере.

Недавно созданный и возглавляемый президентом Комитет по промышленному развитию при Национальном совете устойчивого развития мог бы стать площадкой для диалога и достижения договоренностей между властью, бизнесом и экспертным сообществом в экономической сфере.

Ориентация на экспорт

Как показывает опыт стран, модернизировавших свою экономику, ключевым фактором успеха является ориентация экономики на экспорт. В тех странах, где этому не уделялось должного внимания, государственная помощь в значительной степени растворилась в коррупционной бездне подковерных махинаций и олигархического сговора между чиновниками и бизнесменами, которые имели связи для того, чтобы получать помощь от государства.

Поддержка государства должна предоставляться только тем производителям, которые часть своей продукции отправляют на экспорт, с обязательством ежегодно увеличивать экспортные поставки. Необходимо значительное усиление роли и полномочий государственного органа, ответственного за промышленную политику и создание полноценного экспортного агентства. В настоящее время промышленная политика осуществляется по остаточному принципу ГКПЭН, занятым больше вопросами энергетики и недропользования.

Крайне важно раз и навсегда решить вопрос с возвратом НДС экспортерам, который на бумаге являясь одним из видов существующего государственного поощрения экспорта, на практике является неработающим и декларативным. На цели возврата НДС в государственном бюджете ежегодно закладывается всего 500 миллионов сомов, что заведомо во много раз меньше реальной потребности. Даже крупные компании, находящиеся в списке для экспортеров и имеющие право на упрощенный порядок возврата НДС, не могут получить его годами. Для других же экспортеров это является практически невыполнимой задачей. Уже сейчас задолженность государства по НДС перед экспортерами превышает 10 миллиардов сомов - эти деньги изъяты из оборота компаний, подрывая и без того невысокую конкурентоспособность отечественной продукции на внешних рынках.

Транспортные пути

Одним из важнейших вопросов в развитии промышленного сектора является преодоление транспортных ограничений. Если посмотреть на опыт стран, успешно развивших свою промышленность, то видно, что все они имели выход к морю, а значит и доступ к самому дешевому виду транспорта и возможность напрямую торговать с большинством стран мира. Кыргызстанским же производителям для получения необходимого сырья и поставок своей продукции на экспорт необходимо преодолевать несколько границ. При этом у нас нет развитого железнодорожного сообщения с внешними рынками. Поэтому вопрос строительства железных и улучшения автомобильных дорог через территорию Кыргызстана является ключевым для обеспечения промышленного развития.

Энерготарифы

Крайне важным условием является прекращение политизации сектора энергетики и использования его для решения социальных вопросов. В настоящее время ввиду хронического недофинансирования энергосистема Кыргызстана просто физически не в состоянии обеспечить требуемые мощности для новых промышленных производств. Сам сектор при существующем уровне социально ориентированных тарифов не способен привлекать частные инвестиции, хотя наличие гидроэнергетических ресурсов является одним из немногих сравнительных преимуществ Кыргызстана. Субсидирование тарифов ежегодно вымывает миллиарды сомов из ограниченных ресурсов бюджета, которые могли бы быть использованы для финансирования вопросов развития экономики, например, поддержки экспорта.

Горнорудная промышленность как первичная база для роста

Часто можно слышать популистские требования ввести мораторий на разработку месторождений ввиду проблем с экологией и коррупцией в секторе. Однако надо хорошо понимать, что прекращение горной добычи в Кыргызстане поставит крест на любых планах по экономическому развитию и попытках страны вырваться из бедности. В Кыргызстане и близко нет тех преимуществ, которые позволили ряду стран начать развитие без использования ресурсов. Горнорудный сектор является одним из немногих, который продолжает привлекать инвестиции и обеспечивать хоть какие-то показатели экспорта. Ни Европа, ни США, ни Китай, никакие другие развитые страны не отказывались от использования своих недр ни на начальном этапе роста, ни даже сейчас, превратившись в мировых экономических лидеров.

Денежно-кредитная политика

Необходимо начать решать проблему с завышенным курсом сома. Обменный курс часто считается горизонтальным инструментом отраслевой политики. Кыргызстан не имеет официальных целевых показателей обменного курса и придерживается стратегии плавающего курса с нерегулярными вмешательствами для смягчения колебаний.

В результате из-за притока иностранной помощи и переводов мигрантов в экономике наблюдается почти хроническая переоцененность курса национальной валюты. При этом из-за продолжающейся ликвидации торговых барьеров в рамках ЕАЭС такой фактор, как конкурентный обменный курс сома, становится все более значимым.

Сегодня переоцененный реальный обменный курс сома действует как единый налог на экспорт в Кыргызстане и подрывает конкурентоспособность кыргызской продукции. Возможно, необходимо провести пересмотр целей и задач Национального банка. Например, в США в основные цели Федеральной резервной системы, помимо обеспечения стабильности цен, входит также обеспечение полной занятости населения. Это позволяет регулятору вести более сбалансированную денежно-кредитную политику, поддерживая меры, способствующие экономическому росту.

Развитие финансовых и логистических услуг

Как было отмечено выше, одним из способов достичь успешного экономического развития является путь построения сервисной экономики, предоставляющей финансовые, транспортные, логистические и другие услуги другим государствам. Современная ситуация в мире характеризуется огромными размерами международного капитала, имеющего высокую мобильность, легко перетекающего из страны в страну. Инвесторы находятся в постоянном поиске доходности и новых рынков. Основные факторы, которые их привлекают – это прибыль и безопасность.

Законодательство Кыргызстана в области финансового, инвестиционного регулирования и налогообложения, надежности банковской системы и наличия инвестиционной инфраструктуры (бирж, депозитариев, брокерских компаний) все еще имеет сравнительные преимущества перед соседними государствами. Хотя вряд ли такая ситуация сохранится долго. Другие страны региона уже предпринимают значительные усилия для запуска у себя региональных финансовых хабов. В случае, если государство сможет гарантировать инвесторам защиту от коррумпированных местных чиновников и других групп интересов, Кыргызстан сможет значительно увеличить размер привлекаемых инвестиций и стать региональным центром оказания инвестиционных и финансовых услуг.

Что нужно сделать для этого? Одним из методов может стать налаживание прямой связи между инвесторами и высшим политическим руководством страны и повышение статуса Агентства по привлечению и защите инвестиций до уровня президента. Также необходимо продвижение страны на международных рынках как возможного направления для инвестирования.

Одним из первых шагов для этой цели мог бы стать выход Кыргызстана на рынок еврооблигаций (евробондов), которые уже успешно осуществили Таджикистан в 2017 и Узбекистан в 2018 году. При этом спрос на еврооблигации Таджикистана при размещаемом объеме в 500 миллионов долларов превысил 2,5 миллиарда, а у Узбекистана при размещаемом объеме в 1 миллиард – 8 миллиардов долларов. Это еще раз подтверждает, что регион Центральной Азии имеет, по мнению инвесторов, перспективы для развития и может привлекать международные финансовые потоки.

Одним из главных естественных преимуществ Кыргызстана является наличие общей границы с Китаем. Необходимо максимально использовать возможности по предоставлению транспортных и логистических услуг по обслуживанию товарных потоков из Китая на рынки стран СНГ, Европы и Ближнего Востока. К сожалению, пока мы 20 лет ведем переговоры о строительстве железной дороги Китай-Кыргызстан-Узбекистан, пытаясь не ущемить экономические интересы соседних стран, с одной стороны, и выгадать наилучшие условия, с другой, основные транспортные маршруты уже идут в обход нашей страны. Для привлечения существующих транспортных потоков с использованием автомобильного транспорта необходимо продолжать улучшение качества международных автомобильных транспортных коридоров и, самое главное, навести порядок с таможенным оформлением.

Развитие международных аэропортов является одним из ключевых условий по преодолению географических транспортных и логистических ограничений. Необходимо ускоренными темпами, на основе государственно-частного партнерства, искать возможность привлечения в развитие наших аэропортов как национального капитала, так и зарубежных инвесторов, включая международные финансовые институты. Известно, что в различное время интерес к развитию аэропорта «Манас» проявляли Европейский банк реконструкции и развития и Азиатский банк развития. Авиахаб «Манас» – одна из немногих реально существующих возможностей создать в Кыргызстане бизнес-проект международного уровня, с оборотом в сотни миллионов долларов.

Развитие международных авиаперевозок, увеличение пассажирских и грузовых потоков в состоянии привести в страну долгосрочные инвестиции и оказывать мультипликативный эффект на развитие других секторов, включая туризм, промышленность и финансовый сектор.

Постановка ясных задач для консолидации усилий общества

Формат документа не позволяет детально перечислять все необходимые меры, которые нужно предпринять, чтобы запустить маховик устойчивого экономического развития, который позволит в обозримой перспективе добиться выхода из статуса беднейших государств хотя бы на среднемировые показатели.

К вышесказанному можно тезисно добавить следующие направления экономики, которые в Кыргызстане могут иметь прямое отношение к прорывному росту:

- переработка сельскохозяйственной продукции, развитие кооперации и услуг для фермеров;

- IT-сектор, образовательные и медицинские услуги;

- строительный сектор и производство стройматериалов;

- туристическая отрасль.

Некоторые направления в мире, такие как фармацевтика, искусственный интеллект, клонирование, биометрические технологии, использование легких наркотиков в фармакологии и т. д., находятся под запретом или серьезными ограничениями во многих странах, при этом являясь одними из наиболее инновационных. Мы могли бы привлекать подобные компании с технологиями для научной и практической деятельности, предоставив им необходимую законодательную базу. Это также могло бы помочь сократить наше катастрофическое отставание от остального мира в области кадрового потенциала и технологий.

Налоговое администрирование, техническое регулирование и другое законодательство в области бизнес-среды в Кыргызстане продолжают сохранять некоторые недостатки и ограничения, которые можно и нужно исправлять.

В национальных программах развития необходимо ставить амбициозные задачи по увеличению национального дохода и превращения Кыргызстана в экономически развитое государство при жизни нынешнего поколения. Важно убедить и объединить общество и политические элиты вокруг этой цели. Ведь для запуска цикла долгосрочного и устойчивого экономического роста на первоначальном этапе практически неизбежно придется перенаправлять часть ресурсов бюджета из социальной сферы на вопросы развития, обязательные реформы в области тарифов, требуемой девальвации национальной валюты и сокращение неформальной экономики.

Поэтому общественность должна хорошо понимать, ради чего нужно это терпеть и что улучшится в результате этих преобразований. При этом общественность также должна осознавать, что если не планировать ускоренное развитие и работать только для удержания на плаву нынешней ситуации, то Кыргызстану никогда не вырваться из ловушки бедности и наша страна навечно застрянет в списке отсталых государств мира.

Необходимо, чтобы вопросы развития экономики наконец-то вышли на первый план национального дискурса, а руководство страны проявило необходимую политическую волю и знания для привлечения квалифицированных кадров, ресурсов и принятия необходимых организационных решений.

Авторы: ЦППИ, Азамат Акенеев, Кылычбек Джакыпов, Тамерлан Ибраимов.

 

Подробнее

Прочитано 981 раз
Оцените материал
(0 голосов)
Эксперт Азамат Акенеев о том, что убивает инвестиционный климат в Кыргызстане

Эксперт Азамат Акенеев о том, что убивает инвестиционный климат в Кыргызстане

В интервью Kaktus.media эксперт Совета по развитию бизнеса Азамат Акенеев поделился своим мнением о проблемах привлечения инвестиций, почему идет отток капитала из Кыргызстана, о потенциале горнорудного сектора и почему трудовая миграция несет очень много социальных рисков.
Привлечение инвестиций
- С чем связано ухудшение ситуации по привлечению инвестиций в последнее время?
- Если мы посмотрим на цифры, то на самом деле увидим, что, начиная с 2015 года, в Кыргызстане идет устойчивое падение прямых иностранных инвестиций примерно на 30% в год. К сожалению, эта тенденция продолжилась и в 2018 году.
По частным инвестициям за счет отечественных компаний и резидентов картина более оптимистичная, здесь хоть и небольшой, но все же рост. За счет этого удается избежать падения экономики. Но все же ситуация достаточно тревожная.
Ведь прямые иностранные инвестиции это не только дополнительные ресурсы для развития страны, создающие рабочие места и обеспечивающие пополнение бюджета, но также передача новых технологий, инновационных методов управления, они позволяют выйти на новые рынки. Поэтому то, что идет сокращение прямых иностранных инвестиций, которое, можно сказать, приобрело тенденцию, является достаточно тревожным сигналом.

С чем это может быть связано, однозначного ответа дать нельзя. Важную роль играют международные факторы. В целом, если посмотреть на международные тренды, прямые иностранные инвестиции в мире сокращаются, в том числе и в регионе СНГ. Конкуренция за инвестиции в мире усиливается. Изменение монетарной политики в США приводит к удорожанию финансовых ресурсов для развивающихся рынков. Большое значение играет постепенное усиление санкций для нашего основного экономического партнера России, что не может не сказываться и на нашей экономике. Постепенно замедляются темпы экономического развития и в Китае, чьи компании всегда были достаточно активны на нашем рынке.

Но основные факторы, конечно, все же внутренние. Хотя я не могу сказать, что в последние годы в Кыргызстане значительно ухудшились условия для инвесторов, но мы можем точно сказать, что они не улучшаются.
Наша страна является высокорисковой для иностранных инвесторов, и они идут на этот риск в надежде, что ситуация будет улучшаться. В ситуации, когда они видят, что изменений нет, неизбежно со временем желающих рисковать будет становиться меньше.

Отток капитала и трудовая миграция
- Почему идет отток капитала из КР?

- Частично отток капитала связан с предыдущим вопросом. Какие-то инвесторы предпочитают выводить средства из Кыргызстана, находя более привлекательные рынки, причем не только иностранные, но и отечественные.

Одну из основных ролей, на мой взгляд, играет значительное усиление сома по отношению к валютам наших соседей: к рублю, к тенге и в последнее время и к узбекскому суму.

Наши товары и услуги становятся менее конкурентоспособными, часть предпринимателей предпочитает перенести производство за рубеж. Увеличивается импорт, сокращается экспорт, что вызывает давление на платежный баланс. Ситуация могла бы стать совсем тревожной, но нас спасает, что все больше наших соотечественников выезжает в трудовую миграцию, в результате денежные переводы в Кыргызстан стабильно растут, что позволяет не замечать пока особо увеличение оттока капитала.

Но мы должны понимать, что так не может продолжаться вечно. Мы не имеем бесконечного запаса трудовых ресурсов, рано или поздно рост поступлений переводов от мигрантов прекратится. Кроме того, трудовая миграция в среднесрочной и долгосрочной перспективе несет очень много социальных рисков.

С чем сталкиваются инвесторы
- Какие основные проблемы, с которыми сталкиваются инвесторы в КР?

- В Совете по развитию бизнеса и инвестициям мы проводим регулярные консультации с предпринимателями и бизнес-ассоциациями о состоянии бизнес-среды у нас в стране. И в последнее время большая часть жалоб связана не с законами, регулирующими предпринимательскую деятельность, а с их исполнением на практике.

Какую бы отрасль вы не взяли, на бумаге вроде все отлично, однако на практике законы не выполняются. Разрешения на строительство, согласование документов, получение лицензий - все проходит с большими задержками.

Налоговое и таможенное администрирование часто направлено на то, чтобы создать максимальные проблемы добросовестному бизнесу, вынуждая его уходить в тень. Особенно удручающая ситуация с этим в регионах, где, помимо всех этих проблем, есть вопросы с организованной преступностью и противодействием местного населения. Когда же предприниматели решают защитить свои интересы в суде, то сталкиваются с тем, что в нашей стране судебная система не является независимой и объективной. Например, практически 100% налоговых споров выше определенной суммы суды решают в пользу бюджета. Это дает краткосрочный небольшой выигрыш, но в перспективе бюджет страны теряет в десятки и сотни раз больше, потому что вести бизнес в таких условиях захотят немногие.

Все чаще в последнее время бизнес жалуется на усиливающееся давление со стороны правоохранительных органов: прокураторы, финпола, ГКНБ.
Объявленная борьба с коррупцией, которая должна была быть направлена на чиновников, обернулась на практике против бизнеса. Особенно пагубна практика с антикоррупционным счетом. Правоохранители рапортуют о миллиардных поступлениях, но не говорят, что большую часть этих денег в итоге заплатили предприниматели. Случаи, когда сотрудников коммерческих компаний арестовывают за финансовые и налоговые споры, по которым даже нет решения суда (например, когда весной 2018 года был арестован и посажен в СИЗО генеральный директор ОсОО KAZ Minerals Bozymchak Ильяс Тулекеев за налоговый спор, по-которому только шли разбирательства), и отпускают, когда компания переведет оспариваемые деньги - это натуральный шантаж.

Каждый такой случай, принося несколько миллионов сомов в бюджет, по сути, убивает наш инвестиционный климат.

Не могу назвать это иначе как диверсией против экономики страны. Если не оградить бизнес от давления силовиков, то ни о каком развитии и привлечении инвестиций не может быть и речи.

Есть проблема с недостаточной инфраструктурой в стране. В особенности речь идет о доступе к электричеству.

Мало кто в курсе, что в Кыргызстане сейчас невозможно открыть никакое крупное производство, у энергетиков элементарно нет необходимых мощностей.

Из-за этого в страну уже не смогли зайти крупные международные компании. К этому привело использование энергетического сектора политиками для решения социальных вопросов. По-прежнему есть жалобы на недостаток лабораторий, предприниматели вынуждены проводить анализы и получать необходимые сертификаты в других странах.

Проблемы можно перечислять долго. Это и высокие ставки по кредитам, и устаревшее трудовое законодательство, высокие ставки социальных отчислений и многое другое. Современная теория оценивает инвестиционный климат как комплексный процесс: сейчас компании при принятии решений о финансировании принимают во внимание даже такие факторы, как состояние экологии, наличие школ, культурного досуга.

Но все-таки напоследок особо подчеркну еще одну проблему.

Низкая квалификация нашей рабочей силы. Этот вопрос постоянно усугубляется в последнее время.

IT-компании жалуются, что не могут найти достаточного количества программистов, швейники жалуются, что не хватает швей, туристические компании - на недостаток персонала и т. д. И это в условиях массовой безработицы и трудовой миграции. Если мы не решим вопрос с качеством подготовки специалистов, с повышением трудовой культуры граждан, то все остальные меры не принесут эффекта.

О потенциале горнорудного сектора

- Джеруй в последний раз оштрафовало правительство за задержку со строительством комбината. При этом задержки чаще связаны с госорганами. Что делать госорганам, чтобы выстраивать конструктивные отношения с инвесторами?

- Насколько мне известно, проблемы с задержкой по запуску рудника связаны с изменениями в законодательстве, принятыми уже после подписания соглашения, в частности, с отменой параллельного проектирования. Но одно могу сказать точно - спор

между государством и компанией никому не выгоден и не нужен. Это одно их немногих крупных предприятий в Кыргызстане, на ситуацию с которым будут смотреть как действующий бизнес в стране, так и потенциальные инвесторы.

Правительству и инвестору необходимо придти к консенсусу и начать консультации по мирному урегулированию спора. Наличие судебных разбирательств не способствует улучшению инвестиционной привлекательности нашей страны

. На сегодняшний день накопилось очень много споров, в том числе и в международные арбитражные суды к Кыргызской Республике, что не совсем хорошо сказывается инвестиционном климате.

Запуск Джеруя будет хорошим сигналом для всех инвесторов, что в Кыргызстане можно работать и зарабатывать. На этот проект смотрят инвесторы из России и Казахстана.

Каждый такой реализованный проект улучшает наш инвестиционный климат, дает мультипликативный эффект для других секторов. Это уже не говоря о непосредственном создании рабочих мест и поступлениях в республиканский и местные бюджеты.

"Спор, который сейчас есть между государством и компанией, никому не выгоден и не нужен. Правительству и компании необходимо придти к консенсусу и начать консультации по мирному урегулированию спора. Наличие судебных разбирательств не способствует улучшению инвестиционной привлекательности нашей страны. На сегодняшний день накопилось очень много споров, в том числе и в международные арбитражные суды к Кыргызской Республике, что не совсем хорошо сказывается на инвестиционном климате", - считает Азамат Акенеев.

- Как вы оцениваете потенциал горнорудного сектора в целом?

- Мы не являемся страной с богатыми природными ресурсами, но они у нас есть. В первую очередь это золото, редкоземельные металлы, угольная промышленность, строительные материалы. В перспективе этот сектор может давать в несколько раз больше валовой продукции, чем в настоящее время. В последнее время я все чаще слышу призывы о том, что в целях сохранения экологии Кыргызстану нужно отказаться от проектов в горнодобывающей отрасли. Мое мнение по этому вопросу такое. Мы не можем себе этого позволить.

Основная наша проблема – это бедность. Если посмотреть на наши показатели, то Кыргызстан является одной из беднейших стран в мире. Сотни тысяч наших граждан вынуждены покидать страну. Распадаются семьи. Большая часть населения элементарно выживает.

Нам жизненно необходим экономический рост, но потенциальных драйверов для этого экономического роста у нас до смешного мало, даже пальцев одной руки не наберется. И один из основных - это горнодобывающая отрасль. Даже большинство развитых стран, где строжайшие экологические стандарты и богатое население, и то не могут себе позволить полностью отказаться от горнодобывающей промышленности, что говорить о нас.
Да, при горной добыче ущерб для экологии неизбежен, те, кто утверждают обратное, лукавят. Но современные технологии позволяют добывать полезные ископаемые с небольшим ущербом для окружающих экосистем, а наше природоохранное законодательство отвечает наилучшим мировым стандартам. Несколько горнорудных проектов в стране полностью отвечают международным требованиям по экологической безопасности. Государственные органы должны следить за строгим соблюдением требований, вести разъяснительные работы среди местного населения и главное обеспечивать безопасность инвесторов от незаконных действий. Защита инвесторов – это важная задача государства.

"Напоследок хочу сказать, что, несмотря на все эти проблемы, все в наших собственных руках. В стране сформировался класс предпринимателей, активных и готовых развиваться. При наличии необходимой политической воли можно в достаточно короткие сроки добиться быстрых результатов в развитии экономики и повышении доходов граждан", - заключил Азамат Акенеев.

 

Подробнее

Прочитано 711 раз
Оцените материал
(0 голосов)